Главная Ущелье Окруты Регистрация

Вход

Приветствую Вас Путник | RSSВоскресенье, 17.12.2017, 20:34

Тропы Ущелья
  • к сказу об Ущелье
  • к Иерархии Ущелья
  • в галерею Ущелья
  • в читальню Ущелья
  • к видео
  • к содружеству Полной Луны
  • на Вече
  • к рассказу об окруте и волках
  • в книгохранилище Ущелья
  • к диковинкам Ущелья
  • к складу Ущелья

  • Категории раздела
    Мои рассказы [10]Мои наброски [2]Мои фанфики [0]

    Статистика

    Внимают всего: 1
    Путников: 1
    Посвящённых: 0

    Форма входа

    Читальня
    Главная » Статьи » Мои рассказы

    Сладость мести
    Сладость мести

    ...это то, что двигает человеком, когда
    тот идёт мстить, будучи готов уплатить куда
    более высокую цену, чем собственная жизнь
    Ник Перумов. "Дочь некроманта"


    Дверь открылась секунд через тридцать, после того как верещание звонка разнёслось по квартире. В проёме показалась хозяйка. Одета она была по-домашнему: спортивные трико, клетчатая мужская рубашка поверху. Годы её практически не тронули. На лице не было не одной морщинки, которых она так опасалась. Такая же, какой он её и запомнил, казалось, что и не прошло десяти лет.
    – Привет, Гретхен! Узнала?
    Хозяйка в замешательстве посмотрела на гостя и в следующий миг бросилась к нему на шею.
    – Вол... – слова захлебнулись, она заплакала.
    – Полегче, Гретхен, а то Глеб меня из ревности прибьёт.
    – Не прибьёт, – она еле владела речью. – Его дома нет и, вообще к тебе он ревновать не станет.
    – А я, собственно говоря, к нему. По делу, между прочим.
    – Какое у тебя может быть дело? Вы же лет десять не виделись.
    – Такое, что и разыскал вас. Я подожду?
    – Конечно, проходи! – она прижалась к косяку, уступая дорогу.
    Гость вошёл и остановился, ожидая хозяйку. Наконец та справилась с дверью.
    – Пойдём на кухню!
    – Как скажешь, Гретхен. Ты хозяйка.
    – Обедать будешь? Я как раз сварила.
    – Нет, спасибо! Я только что перекусил, по дороге. Да, чуть не забыл.
    Он открыл дипломат и достал коробку.
    – Держи! "Багратион". Надеюсь, вы оба до сих пор предпочитаете коньяк. И вот ещё – следом он достал коробку конфет, большую – размером почти такую же, как дипломат. – Бери, бери теперь я в состоянии делать такие презенты. Когда Глеб придёт?
    – Скоро. Точно не знаю. Но скоро. Что у тебя все-таки за дело?
    – Глеб придёт – узнаешь, не хочу повторять, хлопотно. Лучше расскажи, как вы тут живёте поживаете, кстати, меня легко узнать?
    – Я догадалась, когда ты по имени меня назвал. Только ты меня "Гретхен" зовёшь, даже Глеб только Марго и то редко, в основном Рита или Маргарита.
    – Я так и понял.
    – А живём мы неплохо. Трое детей. Позвать?
    – Позови, конечно, правда, для них подарка не припас отдельно, не знал.
    – И не надо, Глеб и так им всё покупает. Сейчас приведу.
    Она вернулась с двумя отпрысками – мальчиком лет 8-9 и девочкой лет 6-7.
    – Младший, Дениска, спит, я не стала будить. А это Андрей и Алиса.
    – Привет, ребята, – гость наклонился немного вперёд. – Называйте меня просто Воланд, это прозвище, а имя я не люблю, потом у мамы спросите, если захотите.
    – Дядя Воланд... – начала было девочка.
    – Я же сказал просто Воланд.
    – Воланд, а почему у Вас глаза такие странные?
    Гость невольно улыбнулся, только ребенок может так просто, только познакомившись с человеком, озадачить его вопросом, на который и не знаешь что ответить.
    – Глаза у всех разные. У меня вот такие, а у тебя вон серые, для меня они, может, странные.
    – Но ни у кого таких глаз я больше не видела.
    – Я сомневаюсь, Алиска, что ты и зелённые глаза видела, хотя они совсем не редкость.
    – Но ведь у вас они не зелённые?
    – Я же сказал – глаза у всех разные, – тот, кто назвался Воландом, пристально уставился в глаза девочки. – А у тебя глаза матери, красавица.
    Алиса покраснела.
    – Я не шучу, ты правда очень красива, кстати, ты заешь, что твоё имя и означает малышка, а малыши всегда красавцы?
    – Знаю! – Девочка выбежала из комнаты, следом бросился её брат, не желая, как видно, оставаться один в компании взрослых.
    А гость повернулся к хозяйке:
    – Хорошая мне невеста получится?
    В ответ хозяйка запулила в него полотенцем.
    – Гретхен, ты не меняешься. Уже и сказать ничего нельзя.
    – Ты когда-нибудь договоришься.
    – Знаешь, сколько раз мне это говорили? А ведь это справедливо: Глеб отхватил лучшую, законно, если я его переплюну, сдаётся мне, твоя дочурка тебе ни чем не уступит.
    – Да пошёл ты!
    – Не нервничай, Гретхен, нервные клетки очень плохо восстанавливаются. Ладно, беру слова обратно, ты вне конкуренции.
    – Уразумел? Чаю хочешь?
    – Нет, мне же ещё обратно ехать не хочу отвлекаться в дороге. А дочурка твоя правда – красавица, как имя подгадала?
    – Глеб подбирал, а она ещё и очень умная...
    – Верю, верю ещё бы с такими родителями.
    – А ты что не женатый? Раз на Алису заришься, – она внимательно стала рассматривать его пальцы.
    – Нет, и даже не был ни разу.
    – А как же твоя мечта: улучшить демографическую ситуацию в стране личными силами?
    – Мадам, я сказал лишь, что не был женат. О детях я и слова не было.
    Оба, гость и хозяйка, рассмеялись.
    – Да, ты что линзы носишь? Алиска сразу заметила.
    – Нет, это мои собственные.
    – Не бреши! Цвет глаз не меняется с годами. У тебя же они голубые были.
    – Гретхен, Гретхен, я тоже раньше так думал. Ан нет, – меняется.
    – Брешешь!
    – Я никогда не вру. Ты должна помнить.
    – Помню!
    – Вот и славно. Рассказывай подробно, чем вы тут занимались, кроме как созданием этих крошек, – он махнул в сторону детской. – Фотки покажи что ли!
    Хозяйка вышла, Воланд посмотрел в сторону детской. Предчувствие не обмануло: время от времени то Алиса, то Андрюшка просовывали головы в проём – посмотреть на гостя со странными глазами непонятного цвета (толи карие, толи серо-голубые).
    – Тут и твои есть, которые у меня были, – фотографии помещались в трёх толстенных альбомах. – Вот, начинай с этого!
    Куда исчезли те десять лет? Казалось, что и не было их. Фотографии всё вернули назад, в студенческую молодость. Вот абсолютно лысый Воланд, впрочем, он и сейчас лысый – все волосы выпали к тридцати годам – своеобразный подарок природы. А вот Воланд, Глеб и Маргарита (девушка в середине), что-то оттанцовывают в обнимку (кто же это снимал?). Было и множество других, которые гость никогда не видел: фотографии со свадьбы Маргариты и Глеба, их домашние снимки, а также фотографии новых, незнакомых Воланду, друзей. Каждый снимок хозяйка сопровождала обширным комментарием.
    Просмотр прервал звонок в дверь.
    – Кажется, Глеб пришёл. – Хозяйка встала открыть.
    – У него, что ключа нет?
    – Не хочет врасплох застать, – она засмеялась. – Сказать про тебя или сюрприз хочешь сделать?
    – Скажи, для него у меня особого имени нет, а так не узнает, наверное.
    Когда хозяева вошли на кухню, Воланд сразу вспомнил о деле.
    – Что за дело-то – Глеба несколько удивили слова гостя.
    – Сейчас, – гость раскрыл чемоданчик. – Вашего счастья касается.
    Оба супруга недоумённо уставились на него. Внезапно гримаса ужаса появилась на лице хозяйки – она догадалась, но сказать ничего не успела – просто онемела.
    – Вы жили долго, десять лет – это долго, и счастливо, Гретхен это подтвердила, а теперь – ствол пистолета уставился в грудь хозяина – умрёте в один день.
    Громкий хлопок, ещё один и хозяин кулем рухнул на пол, третий выстрел пришёлся в голову. И тут же Воланд машинально обернулся на шорох и ещё пару раз нажал спуск, Андрюшкино лицо разлетелось брызгами. Гость повернулся к хозяйке. Та замерла не в силах, что-либо сделать.
    – Прощай, Гретхен, – он едва сдержал слезу. Приставив пистолет к груди, выстрелил, женщина упала.
    Потом он пошёл в детскую и сходу двумя выстрелами не дал малышу проснуться, говорят самая счастливая смерть – смерть во сне. Девочка забилась в уголок, она видела, что случилось.
    – Алиса, иди ко мне, не бойся, я тебя не убью! – Воланд присел на корточки. – Иди!
    Девочка не выдержала пристального взгляда и подошла.
    – Запомни этот миг, Алиса! Я убил твою семью: отца, мать, братьев, ты думаешь, я зло. Когда вырастешь, найди меня и отомсти, если захочешь! Но только сама никого не проси, только сама. Только твою месть я приму. До встречи!
    Убийца поцеловал девочку в лоб, подошёл к кухонному столу, положил пистолет обратно в дипломат, туда же кинул все три альбома.
    Выйдя из квартиры, осторожно затворил дверь. Уже из автомата он вызвал милицию.


    – Сама справишься или все-таки помочь? – Снифф протянул пистолет, но руку не отпустил. – Ты уверена, что справишься?
    – Надеюсь, ты меня хорошо обучил, – Алиса выхватила оружие. – Я за тебя боюсь, а меня он не тронет. Надеюсь. Уже двое погибли, выполняя моё дело – братья отца. Если я погибну – отомсти, но не раньше. Понял?
    – Всё я понял. Ты боишься за меня, а я за тебя.
    – Это моё дело. Пойми!
    – Подождать?
    – Нет. Я сама потом позвоню. Потом. Если всё получиться. Мои дяди погибли в машине. Они даже не успели выйти. Уезжай!
    Она положила пистолет в сумочку и вылезла из машины.
    – Уезжай!
    Девушка направилась к подъезду, не вынимая руку из сумочки, до боли сжимая рукоять пистолета, сердце колотится, будто сейчас вылетит. Этого момента она ждала больше десяти лет – сегодня её семья будет отомщена. Младшему брату – Денису, не было даже двух лет, а он убил его, он убил их всех. Мама доверяла ему, наверно и отец тоже доверял, а он ужалил словно пригретая на груди змея.
    Хорошо, что Снифф уехал. По крайней мере, за него она будет спокойна. Тогда давно, дяди хотели отомстить и оба погибли, их расстреляли прямо в машине. Зачем она сказала им это странное прозвище – Воланд? Зачем!? Ведь убийца сказал, что примет месть только от неё. Пришла пора. Сегодня он умрёт.
    Снифф. Дружище Снифф – большой ребёнок, готовый выполнить любую её просьбу. Когда она рассказала ему свою историю, он сразу взялся помочь научил её стрелять (где он сам научился?), достал "чистый" ствол, нашёл адрес убийцы, объяснил, куда надо попасть и как уходить ("много читаю" (ну-ну!)). Было в Сниффе что-то странное обвораживающее. Это странное прозвище, взятое из детской книги, которое он любил больше имени (как и убийца своё). Удивительное дело: Снифф, у которого в кругу друзей было очень неприличное прозвище из-за его похотливости, ни разу не пытался что-либо предпринять в её адрес, готов был остаться лишь другом, а ведь стоило ему только сказать... Снифф, за которого она боится больше чем за себя. Почему ты остался лишь другом?
    Алиса замерла возле двери в нерешительности, наконец, осторожно нажала на кнопку звонка. Сколько прошло времени, прежде чем он открыл, она не знала – время исчезло. Воланд выглядел почти также как тогда, у них дома, только усы были совсем седые и глаза... Глаза были полностью карие. Чёрная рубашка была расстёгнута, и на груди девушка заметила несколько старых шрамов. Мужчина заговорил. Его голос был абсолютно спокоен.
    – Привет, Алиса! Я давно жду тебя, несколько лет, с того момента как тебе исполнилось пятнадцать. И вот, наконец, ты пришла. Заходи, незачем пугать соседей.
    Он повернулся и пошёл вглубь квартиры. Девушка осторожно последовала за ним.
    – Закрой дверь! – Воланд говорил не оборачиваясь. – Не бойся в квартире мы с тобой одни, тебе никто не помешает, но думаю, что ты не станешь стрелять в спину.
    Да, в спину она стрелять не станет – он догадался. Но стоит ему только обернуться, она увидит его глаза и тогда...
    Но он не спешит.
    – Ты ждёшь, когда я обернусь? – в голосе слышалась лёгкая ирония. – Не спеши, ожидание лучше праздника. Ты уверена, что сможешь?
    – Я смогу, только обернись, не хочу стрелять в спину.
    – А я в этом не уверен, – он обернулся, на Алису смотрело дуло пистолета, может того самого, от которого погибла её семья. – Вот ведь в чём загвоздка, Алиса, успею ли я выстрелить, прежде чем умру? Решай! Я готов умереть. А ты?
    Девушка замерла. Она сотни раз проигрывала в голове сцену возмездия, но о таком повороте ситуации ни разу не думала.
    – Что, задумалась? – его голос стал ещё спокойней, ирония полностью исчезла. – Может, хочешь узнать, почему я убил их? Пока ты не решилась, могу рассказать.
    – Почему? – еле выдавила мстительница.
    – Алиса, существовало много причин для их смерти. Они умерли в один день – мечта всех влюблённых, но не только это. Твоя мать была слишком хороша для этого мира, поэтому она должна была умереть. Желательно, умереть ещё девственницей. Твой отец помешал, поэтому он должен был погибнуть в отместку. И ещё... Ты знаешь, почему меня прозвали Воланд?
    – Воланд – Сатана?
    – Ну да, Воланд один из героев "Мастера и Маргариты", твою мать звали Маргарита. В студенческие годы вокруг неё сформировалась компания, мы в шутку взяли как прозвища имена героев романа. Спустя десять лет я сделал твоего отца Мастером. Помнишь финал книги?
    – Да, но остальные?
    – Твои дяди погибли, потому что месть я готов принять только от тебя, больше ни кто не имеет права меня убить. Только ты. А смерть твоих братьев – часть мести твоему отцу. Теперь нажимай на курок! Ну же!
    – Почему, тогда Вы не убили меня?
    – Когда я увидел тебя, то вспомнил твою мать, какой она была. Я не знал её в детстве, но манера, черты лица были те же. И сейчас, видя тебя, я вижу её. Я влюбился в тебя, Алиса, и понял, что не смогу тебя убить и только тебе позволю убить меня. Я и сейчас не смогу убить тебя. Стреляй! Я не буду.
    Он отвёл руку в сторону, и пистолет выпал, громко ударив о пол. Мужчина подошёл вплотную, и пистолет девушки уткнулся ему в грудь.
    – Ну! Это не трудно. Закрой глаза и нажми на спуск. Ты не промахнёшься, прямо в сердце.
    Алиса смотрела в его глаза понимая, что уже не сможет убить их обладателя. Он любит её, он ёдинственный кто любит её, бабушки не в счёт. Он любил её все эти годы. Он...
    Она ничего не видела, но не потому, что закрыла глаза. Глаза она не закрыла, просто они наполнились слезами. Оружие выпало из ослабевших пальцев. Девушка и сама чуть не упала, но мужчина во время подхватил её.
    – Воланд... – в её голосе не было ненависти, скорее наоборот.
    Они обнялись. Мужчина нежно поцеловал её, а потом аккуратно взял на руки и понёс. Мама, отец, Дениска, Андрюшка, дяди, бабушки, Снифф – всё забылось. Теперь она рядом со своим любимым. Всё остальное не существует.
    Она познала ту СЛАДОСТЬ, которую она получила от своей МЕСТИ.

    ______________



    Категория: Мои рассказы | Добавил: Окрута (18.03.2008)
    Просмотров: 575 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.3/3
    Всего комментариев: 1
    1  
    Очень понравилось но в концовку не врубился.

    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Поиск


    Тропы Ущелья


    Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz