Главная Ущелье Окруты Регистрация

Вход

Приветствую Вас Путник | RSSВоскресенье, 17.12.2017, 20:34

Тропы Ущелья
  • к сказу об Ущелье
  • к Иерархии Ущелья
  • в галерею Ущелья
  • в читальню Ущелья
  • к видео
  • к содружеству Полной Луны
  • на Вече
  • к рассказу об окруте и волках
  • в книгохранилище Ущелья
  • к диковинкам Ущелья
  • к складу Ущелья

  • Категории раздела
    Мои рассказы [10]Мои наброски [2]Мои фанфики [0]

    Статистика

    Внимают всего: 1
    Путников: 1
    Посвящённых: 0

    Форма входа

    Читальня
    Главная » Статьи » Мои рассказы

    Последний герой
    Последний герой

    Остаться в живых –
    Отчаянный псих.
    Не свой не чужой –
    Последний герой.
    Би-2. Последний герой.

    Кровь. Тёплая кровь. Она повсюду. На пальцах, на рубашке, брюках, ботинках, лице. Ещё несколько минут назад все были живы, шутили, смеялись, праздновали. А теперь вся Чёртова поляна окрасилась в пурпур. Бездыханные, ещё не успевшие остыть тела. А там, в вышине ярко светит июльское солнце. Почему оно так весело светит? Разве не видит, что здесь произошло? Почему так весело щебечут птицы? Как можно веселиться, когда здесь такое? Как?!
    Юля. Она такая же мертвая, как и остальные. На лице застыл ужас. Она увидела, что стало с другими и поняла свою судьбу. Бежать ей было бесполезно, ноги не слушались, и она повернулась лицом к опасности. И умерла.
    Дрожащими руками Владимир достал телефон из сумочки старосты. Он тут же окрасился в багровый. Пальцы не попадали по кнопкам, пришлось несколько раз сбрасывать. Наконец повезло.
    – Аллё! – донеслось из трубки, и Владимир облегчённо вздохнул, что ребята дома.
    – Макс! Я на Чёртовой поляне. Вызови сюда милицию! Пожалуйста! Прошу!
    – Какого чёрта?! У тебя же телефон…
    – Вызови! – Владимир кричал. – Вызови!
    Он кричал, когда трубку уже повесили. Кричал, пока не понял, что его уже не слышат. Потом он подполз к другому трупу, Тане, и обнял её так, чтобы видеть лицо. Смерть не тронула её красоты. Девушка просто не успела понять, что произошло. Так он и сидел. Исчезли все звуки, в том числе и этот кощунственный щебет, всё вокруг исчезло. Было только лицо, чьё совершенство устояло даже перед смертью.
    Он не слышал, как подъехала машина, не слышал и не видел милиционеров. Когда его попытались поднять, он лишь сильнее сжал тело. Ему очень не хотелось расставаться с ней – расставаться навсегда. И всё-таки они расстались. Его увезли на «Скорой помощи», а она осталась лежать, лежать на поляне, где последний раз улыбнулась. Они все остались там. Все.
    А в небе светило июльское солнце.

    Говорят, что время лечит. Но душевные раны лечит не время. Их лечит память, услужливо запрятывая, наши самые ужасные воспоминания поглубже. Но в один момент, сколько бы не прошло времени, воспоминания могут всплыть, и человек впадает в депрессию. Психологи и психоаналитики до сих пор ищут способ по своему желанию пользоваться этими возможностями мозга – поставить процесс под свой контроль.
    Прошло полтора года. Всё позади (хочется верить): допросы, больница, психологи и психиатры, которым самим лечиться надо. Какого труда стоило всё это выдержать, доказать свою невиновность и полную вменяемость. К счастью доктора посчитали, что дальнейшая учёба не повредит, а наоборот поможет войти в норму, ведь учиться он всегда любил.
    Его не мучили кошмары, как считалось, должно было быть, нет, он спал богатырским сном, а сны были необычайно яркие и красочные, в них слышалась красивейшая музыка, все ощущения были почти такие же, как в жизни.
    – Подъём! – донёсся голос соседа.
    – Сколько там? – Владимир с трудом расцепил веки.
    – Как просил. Семь.
    – Спасибо! Включи мафон!
    Из динамиков полился несравненный голос Цоя. Он пел о городе, о войне, как средстве против морщин, и о звезде по имени Солнце. А Владимир поплёлся к умывальнику.
    Ледяная вода окончательно разбудила студента. В это время пошла следующая песня. Он взглянул на своё отражение и усмехнулся, сообразив, что в данный момент поёт Цой.
    – Доброе утро, Последний герой! – шепнул Владимир и подмигнул отражению.

    Вручение дипломов началось в одиннадцать. Одновременно это был и радостный, и грустный момент. Наконец-то закончилась учёба, но что будет дальше ещё не ясно и это страшит, наводит грусть. Позади напутствия директора и заведующего отделением. Диплом лежит в кармане, какое-то странное ощущение на душе.
    – Володь, ты с нами или как? – красивый всё-таки у Юли голос.
    – Куда я без вас? Чай последний раз с кем-то вижусь. Во сколько встретимся? Где?
    – Где Чёртова поляна знаешь?
    – Примерно.
    – Сможешь найти?
    – Куда я денусь? По запаху найду вас – от девушек, всех без исключения, исходили великолепные ароматы дорогих духов.
    – Вот и хорошо. В три часа подходи.
    – Хорошо.
    Оставалось менее двух часов (Жизни).

    – Чёрт! Девушка взмахнула руками. – Вов, есть чем заточить?
    – Давай сюда! – он протянул руку за карандашом.
    Острый, как бритва, нож легко срезал деревянную оболочку и заострил грифель. Всего несколько взмахов, карандаш снова был готов к применению.
    – Держи! Стёрку только дай на секунду!
    – Зачем тебе?
    – С лезвия графитный след стереть. Пальцем – порезаться боюсь.
    Студентка протянула ластик.
    – А чего ты с собой нож таскаешь?
    – Ну, как чего? Вот тебе карандаш подточил, другому кому. Хлеба, в конце концов, отрезать. Всякое бывает.
    – А не боишься, что менты остановят, найдут?
    – С чего меня останавливать? Посмотри на моё лицо, разве можно меня в чём-то заподозрить?
    Девушка взглянула и засмеялась.
    Её улыбка так похожа на ту, последнюю, улыбку Танечки, а ведь она тоже Таня. Не зря говорят, что имя оказывает влияние на человека. Одинаковые имена, одинаковые улыбки…
    – Спасибо за стёрку! Лови!
    Он подкинул резинку. Девушка легко поймала и снова повернулась к подругам, что-то рассказывая, при этом жестикулируя руками с карандашом.
    Погода была вполне весенняя, хотя ещё пару дней назад февраль показал свой нрав во всю. Солнце заливало аудиторию светом и теплом, но особо жарко не было.
    Да, такой же солнечный день. Как странно, таинственно, даже страшно сливаются совпадения: имена, смех, солнце, не хватает только щебета птиц.
    Владимир обернулся. Кроме него и четырёх девушек, в классе никого не было. Всё-таки большая переменна – время заправки студенческих желудков.
    Четыре девушки: Таня, Юля, Ирина и Наташа. Все эти имена были и в той, теперь уже мёртвой, группе.
    Взгляд упал на лезвие. Солнце тоже глядело на него. Пальцы чуть повернули ручку, и зайчики заплясали по стенам.

    – Ты вообще ножи точишь когда-нибудь? – Владимир укоризненно взглянул на сокурсника, точнее уже бывшего сокурсника, учёба кончилась. – Тоже мне, а ещё говоришь, поваром был.
    – Был, а теперь уже бухгалтер.
    – А ножи всё равно точить надо, а то сам ими будешь хлеб нарезать. Посмотрим, как у тебя получится.
    – Не бухти! Давай сюда! Я брусок захватил.
    – Точи получше!
    – Не учи отца…
    – Ну, ты ещё при девчонках скажи!
    Стоящая рядом Танюшка улыбнулась.
    Наконец ножи были готовы. Владимир провёл лезвием одного по ногтю. Оно не соскользнуло.
    – Ну вот, так другое дело.
    – Ты что, в пиджаке всё делать будешь?
    – Ага. Вдруг диплом стащите, – пиджак он, однако, снял. – Куда положить?
    – Давай, всё в кучу сложим.
    Ребята уселись, рядом, все трое с одной стороны. Владимир по середине, слева Димка, справа Костя. Напротив них сидела классная – Светлана Владимировна. Девушки расселись по краям импровизированного «столика» – пары положенных друг на друга покрывал.
    – Володь, дай один нож! Я колбасу нарежу.
    – Нет. Всё, что резать ко мне. Я в раж вошёл. А ну, давай сюда!
    – Тебе наливать?
    – Нет, спасибо. Я же не пью, забыл, что ли?
    – Ну и ладно, нам больше достанется.
    – Ребята, прежде чем начнёте отмечать, я хочу сказать, – донёсся голос классной. – Поздравляю вас с окончанием техникума, а закончила наша группа его очень неплохо – треть с красным дипломами, почти нет троечников. Желаю всем вам найти хорошую работу, где, как говорится, работать поменьше и получать побольше, а те, кто будет учиться дальше, я надеюсь, таких много, отличной учёбы в институте.
    Эксстуденты дружно зааплодировали.
    – Всё нарезал? – спросила подошедшая сзади Таня.
    – А, что? – Владимир демонстративно схватился за сердце. – Ты так больше не подкрадывайся! Забирай!
    Танюшка нагнулась, и он почувствовал исходящий от неё аромат. Интересно, где она эти духи достала. Дорогие наверно, раз так приятно пахнут. Если так можно говорить о запахах, запах очень нежный.
    Как весело светило солнце, как весело пели лесные птицы, как всем было хорошо.

    Владимир встал из-за парты и подошёл к девушкам. Почувствовав его рядом, Таня обернулась:
    – Ты чего?
    – Красивая ты сегодня.
    Левая рука, обняв шею сзади, ухватила девушку за подбородок и дернула его вверх. Остро отточенное лезвие вмиг превратило, ещё секунду назад белую кожу, в подобие пасти какого-то животного. Продолжая движение, нож воткнулся в висок сидящей справа Ирины. Моментально выдернув его, юноша прыгнул на стол и со всего размаху вонзил в грудь третьей девушки. Всё произошло так быстро, что студентки даже не пытались защититься.
    Четвёртая – Юля – бросилась бежать, но Владимир перегородил ей путь к двери и погнал в противоположный угол. Там она, подобно своей мёртвой тёзке, обернулась, посмотрела в глаза опасности. В этот миг она поняла, что случилось на Чёртовой поляне полтора года назад.

    Узкое, сточенное за долгие годы, длинное лезвие вошло в левый глаз, как в масло. Костя ещё рефлекторно дёрнул руки вверх, но это не помогло, он был мёртв. Второй нож полоснул Димку аккурат по шее, кровь брызнула фонтаном, обливая убийцу и нагнувшуюся за тарелкой Таню. Впрочем, Таня умерла буквально через секунду, когда убивший Костю нож вонзился ей в спину.
    Владимир пнул стоящую рядом бутылку и попал кому-то в лоб сообразившие, что к чему девушки закричали и бросились прочь. Всё было бесполезно. Смертельный вихрь настиг всех без исключения. Преподавательница умерла одной из первых. Одна из пытавшихся бежать девушек, Катя, споткнулась и упала в костёр, блузка и волосы вспыхнули моментально, и её крик – крик адской боли заглушил крики остальных жертв.
    Староста Юля бросилась бежать, но движения её были какими-то вялыми, нереальными. Владимир легко её догнал. Чувствуя близкую гибель, девушка обернулась к нему. В её взгляде смешались удивление и ужас. Она до сих пор не могла поверить, что такой тихий юноша мог сделать такое. Гримаса ужаса сменилась гримасой боли, и она умерла.
    Когда все были мертвы, Владимир кинул оба ножа в костёр и долго смотрел, как сгорают рукоятки. Потом вынул оттуда обгоревший труп Кати. Запах горелого мяса ударил в ноздри.
    Юноша осмотрел поляну.
    Кровь. Тёплая кровь. Она повсюду. На пальцах, на рубашке, брюках, ботинках, лице. Ещё несколько минут назад все были живы, шутили, смеялись, праздновали. А теперь вся Чёртова поляна окрасилась в пурпур. Бездыханные, ещё не успевшие остыть тела. А там, в вышине ярко светит июльское солнце…


    Категория: Мои рассказы | Добавил: Окрута (18.03.2008)
    Просмотров: 532 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Поиск


    Тропы Ущелья


    Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz